Четверг, 17.01.2019, 13:00Приветствую Вас Гость

ZARLIT

Каталог статей

Главная » Статьи » Татаринов А. В.

Английские и американские романы 2010 года: сюжетная стратегия и концепция мира
В 2010 году в Англии и США были опубликованы новые романы авторитетных мастеров западной прозы: «Солнечная» («Solar») Иэна Макьюэна, «Беременная вдова» («The Pregnant Widow») Мартина Эмиса, «Начинается ночь» («By Nightfall») Майкла Каннингема, «Свобода» («Freedom») Джонатана Франзена [1]. Мир, созданный в этих текстах, свидетельствует о единстве духовного жеста, об одной из значимых стратегий литературы современного Запада, суть которой заключается в снижении драматизма, отказе от метафизики и усилении присутствия семейно-бытовых контекстов.
Русская литература продолжает искать знаки присутствия иных миров в текущей социальности. Иначе обстоят дела в западном романе, где сделана ставка на совершенство изображения повседневности, полностью вобравшей в себя человека, избавившей его от Неба и Ада. Герой безальтернативно помещен в свое настоящее,
которое незаметно, без агрессии превращается в «близкую старость». Есть жилье, работа, деньги, много вкусной еды, неограниченные возможности для путешествий. Нет безумцев, зараженных той или иной шизофренической идеей, исчезли из
текста маньяки, убийцы, агрессоры. Отсутствует важная для Запада борьба с тоталитаризмом в разных контекстах. Много страниц посвятили этой битве Милан Кундера, Джулиан Барнс, Умберто Эко, Джон Фаулз. Сейчас уже и бороться вроде
бы не с чем. Все праведники и злодеи исключены из сюжета. Остались просто нормальные люди. Их главное желание – без осложнений, сохраняя комфорт движения, без больших эмоциональных потерь пройти путь до могилы, которая завершит все, что возможно; больше невозможно ничего. В этом твердая уверенность всех, кто является персонажами четырех рассматриваемых текстов.
Герой Каннингема и Эмиса, Макьюэна и Франзена – образованный мужчина, чувствующий удары приближающейся старости. В романе «Начинается ночь» – это организатор выставок в арт-галерее; в «Беременной вдове» – литературный критик; в «Солнечной» – физик, нобелевский лауреат; в «Свободе» – эколог, пытающийся спасти редких птиц от вымирания. Герой начинает суетиться, спорить – не всегда ясно, с кем. Так как рядом женщина, полемизирует обычно с ней. Пытается даже создать для себя маленькую утопию, но быстро успокаивается, не дотягивает до сильного жеста. Не становится героем в пафосном варианте, не превращается в философа, способного сказать злое или мудрое слово о нашей жизни. И автор с персонажами, и читатели будто ждут: что-то должно внезапно переключиться, и человек станет другим – стержневым, цельным, волевым. Но ничего не происходит. Когда это окончательно проясняется, роман подходит к завершению. Постоянно происходит сдерживание потенциально сильного героя, способного привнести в
повествование стрессовую динамику. В романе Франзена «Свобода» есть персонаж по имени Ричард Кац – рок-музыкант, алкоголик и наркоман; он постепенно  выздоравливает, приобретает известность и становится способен к более пред-
сказуемым контактам с действительностью. В романе Каннингема «Начинается ночь» молодой неформал наркоман и гомосексуалист, обещающий стать жертвой или преступником, которому суждено быстро и ярко истребить свою жизнь, – Миззи как-то успокаивается и держится на плаву, избегая роковой влюбленности. Том Олдос, гениальный молодой ученый, не стал центром в сюжете Макьюэна, автора романа «Солнечная». Из произведения Франзена также исчезла эгоистичная, шумная истеричная Элиза.
Тем самым обретается свобода от крайностей. Все должно быть предсказуемо.
Относительно спокойные «любовные треугольники», каждый из которых вполне разрешим, – отличающая особенность таких текстов, определяющая вектор их становления. Позитивно разрешается семейная драма Берглундов в «Свободе». В последней сцене романа «Солнечная» Майкл Биэрд, многое потерявший и серьезно запутавшийся, видит, как к нему решительно приближаются две женщины, готовые устроить скандал, бороться за него, предъявить свои права. Но и здесь не все плохо и безнадежно. Между двух на многое готовых дам, видит Майкл, идет его дочь; именно это начинает занимать его внимание и позволяет убрать из сознания мысль о том, что все кончено и кончено плохо. Не приводит к взрывной драме и любовный треугольник в романе «Беременная вдова».
Иногда появляется мотив тошноты – реакция на жизнь, далекую от идеала, на самого себя, не соответствующего высоким нормативам. Тошнит главных героев романов Каннингема и Макьюэна. Но все же это временный недуг, намек на будущую смерть, которой не избежать. Экзистенциального отчаяния и бунта здесь нет. Герои ищут помощь недугу не только в работе над собой: успокоительные, снотворные средства, таблетки-антидепрессанты, некоторые дозы алкоголя помогают снять напряжение, и тошнота отступает. Питер Харрис из романа Каннингема просыпается ночью, понимает, что пришла бессонница, идет на кухню, проглатывает несколько таблеток, выпивает рюмку водки и ложится снова. Представлялось, что Патти из романа «Свобода» окажется в необратимой депрессии; но она успевает понять, что Уолтер – хороший муж, только он любил ее и всю жизнь зарабатывал деньги для «доброй совместности». Внутри у нее теплеет. Бунт был рядом, но он так и не появляется.
Конфликт, который мог бы оказаться трагическим, отсутствует. Но есть миниэпосы – знаки угасших битв за смысл, полузабытых поединков в метафизических сферах. Пожалуй, главным миниэпосом оказывается популярная ныне проблема глобального потепления. В романе Макьюэна она предстает знаком далекого Апокалипсиса, формируя профессиональный портрет главного героя.
Кажется, что такая тема затмит своим присутствием образ «маленького человека» с его неудавшейся личной жизнью, но все оборачивается иначе: «маленький человек» есть, тень Апокалипсиса исчезает. В романе Франзена может по-настоящему воплотиться идея принципиальной борьбы за сокращение рождаемости: планета перенаселена, надо сделать так, чтобы люди стеснялись самого желания иметь детей. Но эта идея не приобретает концептуального характера. И уже хочется Уолтеру, защитнику живущих сегодня от тех, кто может родиться завтра, чтобы его новая подруга Лалита оказалась беременной.
«Утопия нерождения» проявляет себя во всех четырех романах. В «Беременной вдове» есть мысль о том, что конечным результатом сексуальной революции, разлучившей половую любовь с зачатием, «будет шариат и чадра». В романах Макьюэна, Эмиса, Каннингема и Франзена отказ от потомства воспринимается как искушение.
В этом контексте усиливается роль различных казусов, смешных нестыковок, невстреч «маленького человека» с надеждой на свою состоятельность. В романе Франзена сын Уолтера и Патти вертел обручальное кольцо и проглотил. Такое
приключение с кольцом, символом брака, заметно испортило встречу героя с любовницей. В романе Макьюэна Биэрд, стараясь показаться себе сильным и решительным, отправился на Северный полюс посмотреть на очевидные симптомы глобального потепления и чуть не потерял мужское достоинство, примерзшее к молнии на комбинезоне. Питер из романа Каннингема взял и влюбился в брата своей жены. Главный герой романа Эмиса, приехав на отдых с подругой, увлекся другой девушкой – загадочной Шехерезадой; флирт не имел продолжения, поскольку перед самым интимным свиданием Кит подключился к религиозному разговору и наговорил лишнего о Боге (сравнил его присутствие с реальностью Деда Мороза),
что отпугнуло Шехерезаду. Это стало ключевым событием в «Беременной вдове», определившим последующие неудачи Кита Ниринга.
Плоть предстает перед читателем во всей откровенности. Освободившись от метафизики, герои «падают» в собственное тело, ищут его тепла, трогают себя, с возрастающей серьезностью рассматривают и гладят сексуальных партнеров.
Стыдливости здесь нет; истинной страсти гораздо меньше, чем эротической терапии, которая оказывает такое же действие, как снотворное или алкоголь. Авторам нравится описывать, как протекает домашний секс или любовь с постоянной подругой, привычной, как жена. «Религия – антихрист эроса», – читаем у Мартина Эмиса [2]. Ни в одном из романов этот «антихрист» не появляется.
Все герои свободны – в закономерном для современного общества смысле. Мир доброжелателен. Мир равнодушен. Мир пуст. «Каждый день она могла полностью посвятить изобретению достойного и приятного образа жизни, но вся эта свобода, любой выбор делали Патти еще более несчастной. Автору приходится признать, что она жалела себя за то, что была настолько свободна», – сказано в романе Франзена [3]. В одной из сцен выясняется, что свободнее непутевый брат Уолтера, выбравший жизнь нищего и полноценнее смотрящий на солнце.
И все же писатели хранят свой западный мир. Макьюэн, Эмис, Каннингем и Франзен в новых романах – не учителя и не пророки, скорее, психоаналитики. Боятся вспугнуть – не счастье, которое недостижимо, а покой и достаток, победившие все
сюжеты, где есть войны и революции, насилие, голод и неумолимая тирания. Эти романы – зона безопасности, где читатель должен узнать, что все хорошо, все под контролем. Так в смертном мире обретается почва. Если исчезают Бог и вечность, все проблемы предстают разрешимыми, т. е. конечными. Это своеобразный вариант катарсиса – получение тихой радости через осознание, что ничего нет, кроме небольших проблем, которые существуют только по эту сторону существования. Никакой иной стороны у существования нет. Приятная скука – обратная сторона безопасности – заполняет мир, не только познаваемый, но уже познанный. Бояться нечего: умрем, перестанем страдать и волноваться. Впрочем, и сделать ничего нельзя. Западному человеку ясен его мир, и на место отшумевшего постмодернизма возвращается «реализм консервации».

Литература 
1. Макьюэн И. Солнечная: роман / пер. с англ.
В. Голышева, С. Таска. М., 2011; Эмис М. Бере-
менная вдова: роман / пер. с англ. А. Асланян.
М., 2010; Каннингем М. Начинается ночь: роман /
пер. с англ. Д. Веденяпина. М., 2011; Франзен
Дж. Свобода: роман / пер. с англ. Д. Горяниной,
В. Сергеевой. М., 2012.
2. Эмис М. Беременная вдова … С. 367.
3. Франзен Дж. Свобода … С. 221.


Источник: http://elibrary.ru/item.asp?id=17783031
Категория: Татаринов А. В. | Добавил: Hamlet (10.11.2012)
Просмотров: 473 | Рейтинг: 5.0/2
Категории раздела
Татаринов А. В. [39]
Чумаков С. Н. [6]
Гончаров Ю. В. [5]
Татаринова Л. Н. [8]
Блинова М. П. [13]
Ветошкина Г. А. [4]
Форма входа
Поиск
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0